Эйно  Баскин о себе и о нас...
Scanpix

 

Господин Баскин, ваш талант принадлежит не только эстонскому народу, он интернационален, ибо вы -сатирик, а это уже особый дар.

Прежде, чем вырасти в сатирика,  нужно было учиться актёрскому ремеслу, пошёл во ВГИК, в Москву,  не приняли, был разгул антесимитизма и мой “национальный”вопрос их не устраивал. Поступил и закончил Эстонский государственный

театральный институт. Ах, какие педагоги у меня были, замечательные мастера -Прийт Пыльдроос, Альфред Ребанэ, Эдуард Тинн, Феликс Моор. Курс мой  целиком уехал в Пярну, а я был приглашён в Таллинский  театр им. Кингисеппа, ныне драм. театр.                 

У меня было очень много работы, шестьдесят семь ролей.                          

Как- то меня увидел на сцене знаменитый Ленинградский режиссёр  Николай Акимов, узнал, что говорю  по- русски и пригласил поработать в его театре,  к тому времени моя семейная жизнь  не очень удачно сложилась и я принял предложение. В театре Комедии  играл  преимущественно серъёзные и даже трагические роли. Проработав три года, вернулся в Таллинн в драмтеатр, где главным режиссёром был Вольдемар Пансо, который принял во мне большое участие, доверяя играть ведущие роли в репертуаре. Несмотря на растущую популярность, на занятость в театре, я пытался быть самостоятельным.  В 1979 году  стал организовывать свой театр Миниатюр, работал с талантливейшим актёром театра и кино Юри Ярветом, 27 сольных спектаклей выпустил.   

 А как власть тогда относилась  к сатирику ?                                          

О, это было очень трудное время, вечные вызовы, проблемы, гонения, дисквалификация, я был очень острословный человек.. В 1964 году мне “пришили” статью, которая не имела под собой никакой почвы  и посадили. Срок был полгода, но главное было меня изолировать.

Я  понял, что  в Таллинне гонения на меня не прекратятся и после выхода из тюрьмы  снова уехал в Ленинград на работу в Мюзикхолл. Театр много гастролировал по Союзу и за рубежём, куда меня, “невыездного”, конечно, не выпускали.  Именно тогда, в те времена, возникла идея создания театра Миниатюр. Судьба снова возвращает в Эстонию, на сцену Драмтеатра. И пошла работа над строительством своего театра, кто- то помогал, некоторые были категорически против, особенно  секретарь по идеалогии: “Баскин никогда не будет иметь свой театр!”говорил он.   

Какая реакция на возникновение вашего театра была у коллег?

Ведь  “театр - дело тонкое..

 

                                                               

Я всё же в этом жанре был единственным артистом, сделавшим каръеру на эстраде, имел  имя, популярность, а ещё... никто всерьёз не ожидал, что из этого вырастет Театр, думали, мол будет эстрадный коллектив и соответственно нас и принимали. Формируя театр, начали с репертуара; Сухово- Кобылин, Дюрренмат, Шукшин, Радзинский, Шекспир, Островский- всё это серъёзный материал для театрального, а не для эстрадного Дома. 

Мы всю жизнь мечтали о Настоящем театре, о театральном здании, мы заработали своим трудом на это право и получили  наконец возможность творить и принимать своего зрителя в благоустроенном здании.

Ну что ж,  Дом  вы построили, Сына вырастили. Имя Романа Баскина не  менее известно, чем ваше, уважаемый мэтр!

Беру на себя смелость сказать, что Роман более интересный актёр, чем я, многоплановый и многогранный, в его возврасте я увлекался эстрадой, комедией. А Роман серъёзный человек, отличный режиссёр, он хорошо делает и кино, жаль, что перспектив в этом направлении нет ни у кого. Эстонский кинематограф нуждается в деньгах, нужны вклады, бизнесмены, а Роман -творческая личность, богема, скорее я больше склонен заниматься деньгами и хозяйством, опыт  директора театра вынудил. Но мне много летл, я должен уступить дорогу..  

Чтобы вы хотели изменить, вернувшись в молодость, эдак лет на пятьдесят назад ? 

Я перенёс три инфаркта, сердечную операцию, был в коме сорок семь дней, никто не верил, что выживу, а я выкарабкался, работал, театр меня спас. Если бы в моей юности была свобода, я бы ездил, смотрел мир, ставил бы.  Для меня Эстония всегда была слишком тесной, за пятьдесят лет работы на эстраде, я был более чем в двухстах городах Советского союза, у меня дома карта висит, флажками отметил географию своих выступлений, места живого нет.  

В советское время в Эстонии было лучше, чем где-то в Тамбовской области, спокойнее, цивилизованнее, чище. Меня здесь ничего не раздражало, за исключением партийного начальства и коммунистической идеологии, которую я ненавидел всю жизнь. И сейчас в Эстонии такая тенденция- всё зависит от того, в какой ты партии. Если  Центрист -значит ты Ничто, потому что в данный момент в правительстве правит Коалиция. Деления на касты, на классы, на партийность. Я никогда не был членом партии, никогда.

А в Центристкую партию я  когда-то пошёл, потому что верил, что смогу быстрее выстроить свой театр. Теперь понимаю, как это мешало моей работе, снижало возможности. Я был в учредительном собрании города четыре года, а сейчас за миллион  не согласился бы там сидеть. Творческая работа -это то что меня удовлетворяет, приносит радость, а политика, в общем-то проституция. В мои годы я уже не годен для проститутки, слишком стар.  

Конечно, Эстония за последние годы достигла немало, но на улицах нищие, много пенсионеров, которые не живут, а выживают, есть проблемы с русскоязычным населением. 

В цивилизованном государстве, которое  является свободным и самостоятельным  так унижают людей...

 Где президент, где правительство, почему молчат? У власти сидящие, изобретающие “гениальные” законы, не понимают  конкретной реальности, неужели не могут просчитать на шаг вперёд, что при такой политики “ корабль пойдёт ко дну!”   

Ваш театр всегда был и своеобразной политической трибуной,  а сами вы, как сатирик, страстный и не равнодушный человек, принесли пользу стране  во много раз больше, чем иной политик. 

Когда -то великий   артист-сатирик Аркадий Райкин говорил: “Всё то, что я хочу, я всё равно сказать не могу” Но мастерство, гениальность помогли ему избегать гнёта тупой цензуры надсмотрщиков режима, находить путь к зрителю. А сегодня нужна цензура вкусов, чтобы не падал  уровень искусства, не занижать требований к исполнителям и авторам, которые наводнили своей “халтурой” Театр.

Вас  самого легко рассмешить? 

Да нет, я вообще не смешливый человек, и очень редко в театре смеюсь,  рассмешить меня трудно, вероятно потому, что в этом жанре сам верчусь- кручусь всю жизнь. Но когда на сцене работают талантливые люди, как Карцев, Хазанов, Жванецкий, - тогда я благодарный зритель. Смех  лечит, отчищает, хотите  напоследок анекдот от Баскина?

“У сгоревшего дома на пепелище сидит старый еврей и плачет.

Мимо проходит другой еврей и спрашивает: “Что ты плачешь, что произошло? Тот отвечает:”Дом сгорел, жена сгорела, дети сгорели, вот сижу один...Проходящий мимо говорит “ А, как вообще ты себя чувствуешь?”...

Ярослава Чудновская